?

Log in

No account? Create an account

сумбурно о человеках, подушках и возрождении чувств

мы всего лишь ходили в ON.Театр на "Человека-подушку". 



маленький зал мне ужасно напомнил малую сцену СПбГАТИ, куда мы бегали при любой возможности той весной на спектакли курса Черкасского, а оттого, что мы сидели на полу перед первым рядом и от характерного оформления сцены на меня еще больше нахлынула ностальгия, а потом девушка-режиссер сказала нам, что сегодня "свободный вторник", в который в театре выступают другие коллективы, и что сегодня нам будут играть выпускники театральной академии, мастерской Черкасского, то есть они, они, а у меня было чувство, что я на самом деле знала это, хотя эта новость, сказанная перед самым началом спектакля, вызвала у меня бурную, ни с чем не сравнимую радость предчувствия того, что я снова их увижу.
как сказала мне потом Настя, "Даш, ты тормоз". я просто не знала, что там будут они.
- мы идем 2-го на Человека-подушку.
- ок.
я просто везде хожу.
я думала, что увижу другую постановку, а  увидела то, чего хотела больше всего на свете.
я не преувеличиваю. здесь у меня свои причуды.



я чувствую себя энергетическим вампиром, но это происходит, да, и мне некуда деться, некуда спрятаться и никак не справиться с тем, что вызывают во мне их спектакли. что вызывают во мне эти актеры, эти люди.
после мы остались на обсуждение спектакля. единственные, кажется, из тех, кто пришел по билетам, а не по приглашениям, и было всего в кругу человек 20, считая создателей и актеров. кто-то что-то говорил. про спектакль в целом, про идею, про автора, про игру, про детали, а я сидела, царапая пальцы, у меня горели щеки и колотилось сердце где-то в шее, словно сейчас выпрыгнет, я буквально чувствовала в себе пульсацию этого страха, счастья, отчаяния, тоски и тысяч других невообразимых эмоций, все это застревало у меня в горле, а мне так сильно, так жгуче хотелось сказать им, сказать всё: и про то, как все началось весной этого года со "Светлых душ", когда они влюбили меня в себя навеки, про то, как мы были почти на всех спектаклях их курса, но не попали из-за ажиотажа именно на "Человека-подушку", как я была счастлива внезапным сегодняшним открытием, как я просто не могу - хоть это и нехорошо, необъективно и предвзято, - отзываться о спектакле отрицательно, у меня даже готов был ответ на случай, если меня спросят, о чём я посмотрела спектакль (я бы сказала, что меня затронула тема самоубийства детей, но вряд ли, сидя там, смогла бы развить эту мысль), но меня не спросили. а я не подала голос, потому что боялась, что это был бы поток бессвязной речи, в импровизации перед публикой я всегда слаба.... итак, я молчала, и это было мучительно. я смотрела на них, сидящих в зеркальном углу, изредка ловила случайные взгляды и радовалась хотя бы этому. я слушала, что они говорят, и впитывала каждое их слово, каждую интонацию, каждый смешок, и мне было настолько хорошо и настолько грустно, что это стихийное бедствие внутри меня, так скромно и скучно сидевшей на стульчике, распалялось еще сильнее, и я не дышала, задавленная грузом собственных эмоций, с которыми я оказалась не в в состоянии справиться.

так это и осталось во мне, невысказанное, невыраженное, невыплаканное даже, просто засевшее глубоко внутри, протянутое от горла до живота и разрывающее меня на части. единственное, что я смогла сказать, - это "Спасибо вам, огромное" на выходе, где двое из них стояли и курили, и это было одно из самых искренних и самых огромных "спасибо", которое я только говорила в своей жизни. 
я шла к метро и думала о том, что же такое со мной творится после их спектаклей. почему именно они, почему так остро, почему так пронзительно. у меня есть пока не очень вразумительная теория. 
дело в том, что я не влюблена. я не радуюсь, как прежде, новому году, дню рождения, пасхе. меня не задевают новости о зверских убийствах. мне - как бы я ни пыталась этим интересоваться - всё равно, что творится с нашей страной в сфере политики. в последнее время я чувствую только в общем: общую любовь к миру или же общее к нему равнодушие. последнее стало чувствоваться чаще.
а они, эти ребята, молодые талантливые актёры, одним своим присутствием где-то рядом, вот на этой сцене, которая так близко, рукой подать (иногда мне кажется, что я сорвусь и брошусь туда, сорву спектакль, только чтобы быть к ним ещё ближе... это пугает меня, мне становится  дико страшно от одной такой мысли), так вот эти ребята заставляют меня чувствовать. причем чувствовать - всё разом. все эмоции, существующие на земле. потому ли, что они актеры, и могут изобразить что угодно? потому ли, что у них настолько яркая и мощная энергетика, что я, слабая и тусклая веточка, тянусь к их лесному пожару? это просто удивительно, и жутко, и жутко прекрасно то, какой шквал всевозможных эмоций обрывается на меня после этого контакта "актер-зритель". ни после чего другого я не чувствую подобной бури. это единственно в своем роде. я раскрываю себя, как ворота, и впускаю, впускаю, впускаю в себя всё то, что они могут мне дать. а потом едва справляюсь. может, это раскладывается во мне по полочкам, может, укладывается дремать до следующего раза, но за пределы меня это никогда не выходит - у меня никогда не получается это выпустить. тут нужны слова, голос, слезы в конце концов (вот Аня же - плачет), а я не могу ни того, ни другого, ни третьего. и мне невыносимо жаль, что я не могу. досадно и даже больно. настолько я закрытый человек.
и эти люди, эти совершенно чужие мне люди, вызывают во мне невероятную, настоящую, всеобъемлющую любовь - безусловную, а это такая редкость. безусловно я способна любить, пожалуй, только родителей, но это другое. они родные с самого детства. а эти - родные за полтора часа спектакля. раз и навсегда. даже не подозревая об этом.

я многого не понимаю. понимаю лишь, что всё это - то, что со мной происходит, - пугающе, непонятно, а также слишком субъективно и, может показаться, "громко сказано". ничуть не громко, в этом я уверена. за эти свои слова и чувства я уверена как ни за что другое, так как мне есть, с чем сравнивать - с собственным повседневным равнодушием и какими-то мелочными эмоциями. и всё, что я могу сделать, чтобы мне стало хоть немного легче, это отпустить, отправить свою любовь и благодарность им всем. я так желаю им Счастья, что мне кажется, я растворяюсь в этом своём желании. мало кому я способна так что-то желать. это загадка для меня самой.

по сути, вся эта несогласованная речь вышла как чистосердечное признание в безмерной любви, уважении и благодарности к студентам чёрт возьми, уже выпускникам ГАТИ, мастерской Черкасского, за то, что они делают, и за то, что они делают вместе (а это одно из ключевых положений). и каждый раз я ухожу от них, как в последний. пообещали, правда, постановку "Кислорода" с участием некоторых из них, куда я обязательно пойду. 
и я так счастлива наконец чувствовать. напоминание о том, что за пределами меня чудесный мир, который я могу ощущать. осталось лишь понять, как. всё это каким-то образом направляет меня к пониманию себя самой. разве не для этого нужно искусство?



Comments